Новая Кама

Ветеран Великой Отечественной войны рассказала о том, как добывала торф в годы войны

В этом году ветерану Великой Отечественной войны, участнице трудового фронта Анне Никитичне Аникиной исполнится 90 лет.

Оглядываясь в прошлое, она с особым просветлением вспоминает родное село Танайка, где у нее были родители и двое младших братьев. Та давняя радость общения с отцом и матерью и сейчас отзывается теплой волной в груди, наполняя душу нежностью и любовью. Однако уже в раннем детстве Анечки на семью Аникиных беда выплеснулась через край. Предгрозовые годы, за которыми началось военное лихолетье, вселяли в людей большую тревогу. И тут, в 1939 году, захворал и умер отец: будто ушел из-за стола, тихо и навсегда.  Убитая горем молодая вдова осталась с тремя детьми, не зная, как дальше жить…
На помощь пришел брат матери, который трудился на торфоразработках в Малом бору, примыкающем к восточной окраине Елабуги. В 1940 году он перевез на «торфяник» бедствующих родственников, которым выделили комнату в бараке с печью на три семьи. Главное – у Анечкиной мамы появилась работа и зарплата, а в годы войны – 400 граммов хлеба для себя и по 200 граммов на каждого иждивенца. Это ничего, что она уходила чуть свет, а возвращалась поздно вечером: дети тогда рано становились самостоятельными. В 9 лет Аня могла выполнять любую работу по дому, присматривать за братишками, и мать была за них спокойна. 
Вот только получить среднее образование не удалось. В рабочем поселке, где в годы Великой Отечественной войны постоянно проживало около 12 семей, была одна учительница на четыре начальных класса. Чтобы продолжить обучение, надо было через лес ходить в соседнее село Мальцево. К тому же, на торфоразработках часто не хватало рабочих рук. Приходилось обращаться за помощью к жителям сел Мальцево и Поспелово. В такой ситуации, совсем девчонкой, Аня Аникина тоже пришла в бригаду заготовителей торфа. За два с лишним года она испытала всю тяжесть этого изнуряющего, но такого необходимого для Елабуги и страны, труда.
Ведь уже в начале Великой Отечественной войны немцы отрезали от Советского Союза все основные угледобывающие регионы. Торф стал стратегическим топливом, на котором и раньше работали многие электростанции, котельные оборонных предприятий и гражданских объектов. Не была исключением и Елабуга, где главным его потребителем стал знаменитый тогда спиртовой завод. Не все знают о том, что спирт на войне – это не только известные всем «наркомовские 100 граммов». Без него не могла обойтись ни одна медицинская часть на фронте и в тылу. Спирт использовался при производстве взрывчатых веществ и в эксплуатации целого ряда механизмов. Вот почему бесперебойная работа Елабужского спиртзавода была делом особого оборонного значения.
Есть свой существенный вклад в его трудовую славу и семьи Аникиных – мамы, дяди и самой Анны Никитичны. Их торфяные брикеты давали тот жар, на котором вызревал конечный продукт. Только прежде эти брикеты надо было вырезать и поднять из влажной болотной глубины, предварительно убрав почти метровый слой земли, уложить в клетки и, своевременно переворачивая, высушить. Никаких специальных механизмов не было: все делалось вручную с помощью лопаты, топора и тачки. Нескончаемым рабочим днем, несмотря на жару или холод и обилие гнуса, выполнялась норма в несколько тысяч брикетов. 
В какое-то время за топливом для спиртзавода стали приезжать немецкие и, впоследствии, японские военнопленные. Они были постоянно голодны, но помочь им было нечем. В своей столовой на «торфянике» готовили чаще всего суп из пшена с добавлением капусты, а если ее не было – из свекольных листьев. Однако и такая пища, строго учтенная, воспринималась с большим желанием. Удивили Аню японцы, которые ловили в болоте лягушек, поджаривали их на костерке и ели. А вот вода здесь была самая лучшая – из Святого ключа.
Конечно, такой тяжкий труд не проходил бесследно для работниц. Они простужались, болели. Им катастрофически не хватало одежды и обуви. В ходу были самодельные бахилы, не спасавшие от сырости. Любая обновка воспринималась как большое событие, а чаще всего приходилось донашивать вещи с чужого плеча. Запахи тех лет – скипидара (главного лечебного средства от ревматизма), кожи от обувных поделок, торфа – настойчиво напоминают Анне Никитичне о годах в Малом бору. Зимой бригада перемещалась на завод, где они подготавливали для возгонки тонны картофеля – основного сырья для переработки в спирт, выполняли всю наиболее трудную работу на предприятии. Только в праздники на короткое время спадало напряжение трудовых будней. К красным дням календаря рабочим выдавался спирт. Можно было выпить, поднять настроение и чуть-чуть забыться. Анина мама, в отличие от некоторых подруг, выменивала на спирт у сельчан продукты. Дети росли, а вместе с этим возрастала их потребность в еде. Босоногие и полураздетые, они с надеждой смотрели то на мать, то на свою старшую сестренку, такую же сироту.
Уже тогда Аня сумела понять, что фронтовые тяготы еще более суровые и опасные. Там приходится перемещаться от одного полуразрушенного пункта до другого, спать в промерзлом окопе и снегу, идти в атаку навстречу смертоносным пулям и снарядам в метель и под проливным дождем, встречаться лицом к лицу с врагом, которому нужно тебя убить. Ее поразил вид демобилизованного фронтовика Феди Шафикова, поселкового парня. Когда он вернулся, то первым делом сел на порог и снял сапоги. Его ноги были истерты до костей. Взгляд же между рыданиями выражал отчаянную радость, что остался жив. А сколько таких наших парней осталось на полях сражений в чужой стороне!
Поэтому женщины на «торфянике» прекрасно осознавали, что они не просто за продуктовое вознаграждение выполняют изматывающее все существо дело, а находятся на трудовом фронте, по-своему утверждая правое дело своей Родины и приближая День Победы. От их работы тоже зависели успехи советских воинов, возможность эффективнее проводить военные операции, выживать раненным бойцам. В этом была суть героического, но на первый взгляд не очень заметного, повседневного труда женщин торфяного поселка…
Лишь в 1947 году Аня Аникина покинула «торфяник» и поступила в школу фабрично-заводского обучения (ФЗО), где готовили рабочих для обслуживания станков прядильно-ткацкой фабрики, эвакуированной в годы войны из города Вышний Волочек Калининской области в Елабугу. После 9-ти месяцев подготовки, уже в 1948 году, она пошла работать. Все на производстве нравилось любознательной и умелой девушке, но обнаружилось, что у нее нет паспорта. Надо отдать должное руководству фабрики, которое быстро решило этот вопрос. Паспорт вручал сам легендарный Алексей Васильевич Честнов, директор предприятия и, впоследствии, Почетный елабужанин. Это при нем детские сады и ясли стали работать круглосуточно, что позволило текстильщикам организовать производство в три смены и существенно поднять материальное положение тружеников.
А Анна Никитична в 1954 году вышла замуж. Молодые супруги построили свой дом, в котором она живет до сих пор. Родились двое сыновей. Надо было следить за ними, заниматься воспитанием. И после 12-ти лет образцовой работы на ставшем родным предприятии Анна Никитична уволилась. Только деятельная натура не давала покоя, тянула в трудовой коллектив, да и вторая зарплата существенно увеличивала бюджет семьи, расходы которой росли с каждым годом. В итоге Анна Аникина оказалась на швейной фабрике, где проработала 25 лет швеей и мастером до выхода на заслуженный отдых. Не раз ее ударный труд отмечался грамотами и путевками в санаторий и дом отдыха, что она хорошо помнит и ценит. 
Увидев и пережив очень многое, в том числе как догорали жизни самых близких людей, Анна Никитична не перестает радоваться каждому прожитому дню, ежедневному приезду одного из внуков, который помогает ей больше всех, встречам с другими родственниками. С благодарностью говорит о социальном работнике, регулярно навещающем ее. Конечно, возраст и болезни дают о себе знать, но она верит, что медицинские работники будут приходить к ней чаще. 
В доме и огороде на каждом шагу чувствуется ее рука. Все аккуратно уложено и заправлено, в ящичке на веранде поднялась рассада помидоров, на стенном ковре ровно пристегнут календарь. Среди дней, помеченных на нем, 9 мая для ветерана Великой Отечественной войны А.Н.Аникиной – самый памятный и священный. Она встретила День Победы, 9 мая 1945 года, на «торфянике», в кругу других рабочих поселка, живших в будни и отмечавших праздники как одна семья. Вместе радовались, вместе плакали. Вот и наша страна, считает Анна Никитична, выстояла и победила в той войне потому, что тоже была одной большой, дружной и могучей семьей.    
 

Реклама

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: