Новая Кама

Театр безопасности: эффективен ли в борьбе с террористами запрет на провоз жидкостей в самолете

На этой неделе Росавиация запретила пассажирам брать с собой в ручную кладь любые жидкости. Исключения сделаны только для жизненно необходимых лекарств и средств личной гигиены.

При прохождении предполетного досмотра любые жидкости и средства личной гигиены, находящиеся у пассажира при себе или в ручной клади, рекомендуется сдавать в багаж.

В порядке исключения пассажирам разрешат брать с собой медикаменты, которые требуются им постоянно, а еще «предметы и средства личной гигиены, обеспечивающие жизнедеятельность пассажиров во время полета», но только «после их идентификации службами авиационной безопасности аэропорта и прохождения проверки безопасности с использованием технических средств досмотра и обнаружения взрывчатых веществ.

Жесткие меры безопасности приняты после терактов в Волгограде, которые произошли в конце 2013 года (то есть за месяц с небольшим до открытия Олимпиады в Сочи).

Об ужесточении правил провоза багажа на уровне всей страны было объявлено через два дня после того, как московские аэропорты «Шереметьево» и «Внуково» запретили у себя провоз жидкостей на борту (третий московский хаб, «Домодедово», обслуживающий в основном зарубежные направления, их не поддержал). Аэровокзалы объявили о запрете в связи с предстоящей сочинской Олимпиадой. Сообщалось, что он будет действовать до 21 марта 2014 года. Сроки действия назначенных Росавиацией ужесточений неизвестны.

Нет информации и о том, какие медикаменты и средства личной гигиены считаются «необходимыми». Государственный телеканал «Вести», например, предположил, что «лекарство разрешат оставить в ручной клади, только если на руках будет справка, что оно в полете жизненно необходимо». Этот вопрос уже обеспокоил Государственную Думу: глава комитета по делам общественных объединений Ярослав Нилов (фракция ЛДПР) запросил у главы Росавиации Александра Нерадько разъяснений новых правил. «На сегодняшний момент общие формулировки директивы дают возможность для широкого их толкования», - цитирует депутата РИА Новости.

Глава Минтранса Максим Соколов уточнил положения подведомственного ему агентства: жидкие лекарства будут вскрываться сотрудниками службы безопасности. Если какое-то лекарство вскрывать нельзя, «надо будет либо отказаться от полета, либо выбрать другой вид транспорта», заявил он.

В борьбе с жидкой угрозой

Запрет на свободный провоз жидкостей в ручной клади в большинстве стран был введен после того, как в 2006 году британское правительство раскрыло заговор «Аль-Каеды», задумавшей взорвать десять «жидких бомб» на основе пероксида ацетона и пероксида уротропина на борту транслатлантических авиарейсов. Возможность перевозки ручной клади в Великобритании была сведена до минимума - на первых порах пассажиры могли взять с собой на борт только документы и бумажник, предварительно упакованные в прозрачные пластиковые пакеты.

Так в чем смысл запрета жидкостей? Убедить общественность в том, что она в безопасности. Охранники так заняты отлавливанием бутылок, что забывают следить за реальными угрозами.

Сверхжесткие правила провоза ручной клади либерализовали в Великобритании в том же 2006-м; в других странах запрет на перевозку вещей в салоне если и действовал, то только считанные дни. При этом требование перевозить жидкости в отдельном прозрачном пластиковом пакете, в который должны были быть сложены емкости для жидкостей объемом не более 100 миллилитров каждая, в мировой практике закрепилось. Впрочем, с 31 января 2014 года европейские страны начнут поэтапно снимать и эти ограничения.

Люди против машин

Реклама

Борьба с терроризмом подразумевает, что послаблений, когда речь заходит о безопасности, быть не должно - именно так считают национальные правительства. Эти слова можно услышать и в Москве, и в Лондоне, и в Вашингтоне. Вот как глава Управления транспортной безопасности США при Джордже Буше-младшем Кип Хоули отвечал тем, кто возмущался, что в американских аэропортах обыскивают пенсионеров: «Вы не можете сказать «Аль-Каеде»: если вы дадите нам кого-нибудь, кто выглядит на 90 лет или на девять месяцев, то сможете пройти свободно. Потому что, я гарантирую вам, они наблюдают. Они это заметят, и тут-то они и придут».

СМИ должны донести до общественности неизбежность этих «драконовских» мер, иначе она [общественность] должна готовиться жить в постоянном страхе.

Послабления должны коснуться и «правила пластикового пакетика» - его можно отменить, так как «современные технологии позволяют обнаруживать представляющие угрозы жидкости в ручной клади», уверен бывший глава транспортной безопасности США.

«С правильной жидкой взрывчаткой вам понадобится принести в самолет куда меньше, чем 100 миллилитров», - соглашается с ненужностью ограничений в беседе с «Лентой.ру» аналитик Дуглас Лэйрд. Полный запрет на пронос жидкости, который легко обойти в отсутствие «раздевающих сканеров», он называет «по большей части шоу».

От рентгеновских сканеров на основе обратного рассеивания, которые позволяли службам безопасности получать картинку фактически голого пассажира и которые вызвали жесточайшую критику в обществе, в США решили отказаться с 1 июня 2013 года. Немецкое правительство пересмотрело планы по использованию «раздевающих сканеров» двумя годами ранее - журналисты вновь доказали, что при желании и через эти аппараты можно пронести муляж бомбы. Вместо этого органы безопасности отдали приоритет использованию «более скромных» пассивных волновых сканеров и детекторов взрывчатых и наркотических веществ.

Бывший глава службы безопасности аэропорта имени Давида Бен-Гуриона в Тель-Авиве Рафи Села еще более категоричен в вопросе запрета жидкостей. «Я не хочу вас пугать, но кто-нибудь проверяет людей, которые занимаются доставкой воды в аэропорты? Если я захочу пронести опасную жидкость в самолет, я НЕ понесу ее через пункт досмотра. В аэропорту есть как минимум семь зон, где такая передача может иметь место. Так в чем смысл запрета жидкостей? Запрет провоза материалов, проверка багажа по большому счету бесполезны. Жидкости не проблема, проблема - люди.

Готовность номер один

Российскую программу реагирования на террористические вызовы на транспорте можно сравнить «со сборной солянкой», уверен главный редактор сайта Agentura.ru Андрей Солдатов.

Российские спецслужбы выбрали два направления работы: во-первых, они сделали ставку на физическое присутствие сотрудников в форме на транспортных объектах (это хорошо заметно, к примеру, в московском метро); во-вторых, был взят курс на техническое переоснащение пунктов охраны общественного порядка, объясняет Солдатов. Но ни то, ни другое не было доведено до конца, считает эксперт.

Профессор криминологии Шелухин рассказывает о своем опыте: в Черкесске, где он был прошлым летом, на автобусном вокзале не было не только детектора металла или рентгеновского аппарата, но и ни одного полицейского. «Автобусы приходили и отправлялись во все города России, но не было никакой охраны, они шли в сторону Черноморья через Зеленчукскую и Преградную рядом с Домбаем и Архызом, но не было даже детектора металла. В ста метрах находился железнодорожный вокзал, с которого не отправлялся ни один пассажир, потому что поезда были отменены годы назад - так там был и детектор металла, и три-четыре скучающих полицейских, и никому не было до этого дела», ― рассказал он «Ленте.ру».

Судя по тому, к чему готовятся российские антитеррористические службы, сценарий атак, которые совершали бы смертники на борту самолета или еще до посадки, для отработки вообще не рассматривается. В нулевые годы Россия пережила пять террористических акций на воздушном транспорте, из них только в двух случаях, в 2000-м и 2001-м, преступники захватывали самолет, а в трех - работали террористы-смертники. В 2004 году смертницы взорвали в воздухе над Тульской и Ростовской областями самолеты Ту-154 и Ту-134 - на борт без досмотра багажа они попали с помощью взятки. А 24 января 2011 года смертник подорвал бомбу в зоне прилета московского аэропорта «Домодедово». Однако антитеррористические службы по-прежнему готовятся к захвату терминала или самолета преступниками, которые будут выдвигать какие-то политические требования.

Антитеррористические учения в аэропортах проводятся регулярно: они состоялись, среди прочего, в апреле 2011 года и в декабре 2013-го в Хабаровске, в июне 2011-го в Белгороде, в сентябре 2012-го в Петрозаводске, в марте 2013-го в Петропавловске-Камчатском, а полгода спустя - в Волгограде. О предотвращении терактов, который должен был бы совершить террорист-смертник, речь ни в одном случае не шла - по легенде учений в Ижевске в марте 2011-го «смертник», например, пошел на переговоры.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: