Новая Кама

Православие: чем утешить умирающего?

Вспомним народный опыт православной России тех далеких лет, когда само отношение к смерти и подготовке к ней было благочестивым.

Услышать приговор врача о том, что дни больного сочтены, всегда больно, но мы не можем позволить себе впадать в депрессию и с утра до вечера проливать слезы, забыв о прямых и срочных обязанностях перед тяжелобольным. Надо уяснить себе главное: мы вступаем в новый этап жизни, когда нам надо сделать все возможное для близкого человека - долюбить его, дожалеть его и даже его дотерпеть. А умирать дома лучше. На Руси всегда помнили об этом. Сами стены с обоями в привычный цветочек для глаза, окно с двумя торчащими в нем веточками рябины, даже треньканье звонка входной двери - все это привычно, мило и дорого. Конечно, придется нам, здоровым и крепким, потесниться, ужаться, но выкроить больному отдельную комнату или отдельный угол, отгородив его ширмой или занавеской.

На Руси про умирающего человека говорили, что он трудится. Так оно и есть. Он трудится, он готовит себя к совершенно новому, а потому и пугающему его состоянию. Создадим условия для его труда: не будем врубать на всю катушку телевизор, закроем абажуром яркую лампочку, приучим себя говорить вполголоса, затеплим лампадку перед иконами, чтобы больной мог подолгу смотреть на нее и думать. Думать полезно всегда. Но вдвойне полезно подумать, когда жизнь уже почти прожита, когда что-то удалось, а что-то нет. Когда мелкие обиды отступают, когда есть время послушать душу, распознать, что в ней вечно, а что суетно. Это ли не труд? Не будем мешать человеку трудиться.

Есть крайность: прознаем, что человек слег в тяжком недуге, и - в гастроном за полезным, вкусным, свежим, а из гастронома - с визитом к нему. Считается хорошим тоном навестить умирающего. А сняв в прихожей пальто, выслушав, что больной плох, гемоглобин на нуле, пульс еле прослушивается, пристегнуть к себе совсем неподобающее ситуации беспечное выражение лица: «Ну, когда на лыжах пойдем? Я тебя жду, так и знай, хватит залеживаться...». Или: «Весна скоро... Отвезем тебя на дачу, будешь за грибами ходить…». Больной слабо улыбается. Он знает, что неизлечимо болен, но не хочет огорчать визитера. А визитер не хочет огорчать больного. Ситуация, очень напоминающая игру в подкидного дурака.

Последние дни жизни слишком серьезны, ответственны и даже велики, чтобы разбавлять их лицемерными улыбками и пустословием. На Руси в таких случаях всегда приходил на помощь батюшка из ближайшего храма. Сердцевед-священник хорошо знает, как и о чем повести беседу с умирающим. Он найдет нужные слова, и они будут утешением. Даже если больной не был любителем посещать Божий храм, священник объяснит ему, что надо торопиться, надо наверстывать, Господь потому и отодвигает последний час, чтобы успеть.

Есть такое великое таинство - соборование. Почему-то бытует мнение, что соборуют человека перед самой смертью и многие боятся этого таинства, считая его почти что мистическим знаком смерти. На деле же все совершенно не так. Обычно в дни Великого поста во всех храмах совершается соборование, оно называется еще елеосвящением. Его цель - исцеление и прощение грехов. Люди соборуются каждый год, в подкрепление своих немощных сил. Священник читает особые молитвы, помазует елеем лицо и руки молящихся. Но часто нам недосуг прийти в храм для соборования. И вот - уже тяжко больны... Теперь близкому человеку следует поторопиться и пособоровать больного. После этого таинства ему обязательно станет легче, физические страдания облегчатся и духовные силы окрепнут. И, конечно, исповедь и таинство Причастия. Без них не подготовиться достойно к последнему часу.

Грешно христианину уходить из этого мира без Причастия - это заповедь Церкви. Многие пустынники, которые подвизались вдалеке от храмов, боялись умереть без принятия Святых Тайн и горячо молились Богу, чтобы перед смертью Он послал им священника с причастием (об этом мы читаем в житии Преподобной Марии Египетской, Блаженной Феоктисты и многих других). Безрассудное суеверие думать, что если больной причастится, то непременно умрет: множество примеров в Православной Церкви говорят об обратном. Таинства Исповеди и Причастия исцеляют тяжелобольных. Если же случается, что больной умирает после Причастия, то таков о нем Божий Промысел; но умирает он с очищенной душой, в примирении с Богом и людьми. Мудрый человек думает о смерти и когда здоров, не говоря уже в болезни. Когда больной умирает, горько раскаивается тот, кто не позволил ему причаститься. «Или не знаете, братья, что Причастие для человека важнее любых поминок?», - говорит Святитель Николай Сербский.

Бывает, человек изболевшийся, притихший под бременем собственных мук, сам заводит разговор о смерти. Отдает распоряжение, размышляет, как будут жить без него его родные. Важно и по-христиански правильно поддержать этот разговор, а не махать руками - дескать, что надумал, гони от себя дурные мысли. Хорошо взять за привычку читать больному Евангелие, Псалтирь и, конечно, молиться. Почти в любом православном молитвослове есть канон за болящего, хорошо читать этот канон дома. И акафисты, которые тоже есть в молитвословах. Чтение акафистов очень укрепляет и самого болящего, и того, кто взял на себя молитвенный подвиг.

Реклама

Есть много случаев чудесного исцеления тяжелых больных по молитвам родных и близких. Знаю, например, как был вымолен почти безнадежный больной. Друзья его каждый вечер по благословению священника одновременно в определенное время читали определенную главу Евангелия и молились. Молились сразу несколько человек, в разных городах, каждый вечер. Это был молитвенный подвиг ради того, кого любят. Случаев чудотворных молитв множество. Они описаны в духовных книгах, но еще больше неописанных, а хранящихся в сердцах православных. Многие исцеленные по молитвам близких мгновенно обращались к Господу и уже всю оставшуюся жизнь с Ним не расставались.

Отцы Церкви называют жизнь приготовлением к смерти. Среди православных разговор о смерти считается естественным, нормальным. А неверующие боятся самого этого слова и даже придумали себе некий код, чтобы не произносить его - «если что случится». Для верующего смерть - тайна, для неверующего - крах, мгновенно лишающий смысла даже очень долгую жизнь. Поэтому особенно тяжелое бремя ложится на родных неверующего больного. Но ведь и здесь Божий Промысел. Господь призывает к Себе всех. Только одни замечают эти призывы, делают выводы, переосмысливают пережитое, другие не хотят замечать. Но Господня любовь безгранична, и после долгих призывов посылается человеку болезнь. И в болезни творятся чудеса. Человек вдруг осознает себя чадом Божьим, вдруг ужасается пустоте прожитых дней и просит, в слезной молитве просит дать ему время достойно подготовиться к смертному часу. Господь дает. Многие подвижники благочестия считали за великую милость поболеть, «выболеть» перед смертью грехи, а вот внезапная кончина почитается нередко страшным наказанием. «Смерть грешников люта», - говорится в Псалтири. Значит, не только жизнь благочестивую дарует Господь, но и смерть благочестивую. Великомученица Варвара как раз та самая святая, которой молятся о том, чтобы не умереть внезапно, без исповеди и святого Причастия. Чтобы миловал Господь от скоропостижной смерти, молятся священномученику Харлампию и священномученику епископу Персидскому Садоку. А преподобному Афанасию Афонскому молятся о скорейшем определении участи тяжко болящего.

Конечно, не только домашняя молитва нужна, но и храмовая. О болящих заказываются сорокоусты, подаются записочки на литургию, служатся молебны. Церковь не оставляет без своего попечения ни здоровых, ни больных. Может, стоит как раз и рассказать немощному близкому человеку о том, что есть особая милость, что не умер он внезапно, а болезнью искупает грехи свои, а раз есть время - есть надежда...

Конечно, тяжело видеть страдания близкого. Не всегда хватает нам выдержки и такта, простого терпения. Но ведь Господь благословил нас понести скорби близкого и этим дает надежду и нам. Каждому из нас есть в чем повиниться перед умирающим. Не хватало времени, желания, любви быть рядом, выслушать, подставить плечо. Легко впускались в сердце обиды, расцветающие там пышным цветом. Вот тебе время - кайся, плачь вместе с ним. Вот тебе время - наверстывай упущенное. Смотри в глаза человеку, который был тебе «и не друг, и не враг, а так...».

Неизлечимого больного, умирающего человека не надо оставлять одного. Пока он способен разговаривать, говорите с ним тихонечко, не скупитесь на ласковые слова, но только не лицемерьте. Приучите его к вашей молитве о нем, к тому, что в дом заглядывает священник для исповеди, пусть вспоминает все грехи и торопится покаяться в них перед смертью. А наступит уже последний час - превозмогите собственную усталость и отчаянье, попросите прощения, приведите попрощаться детей и читайте молебный канон при разлучении души от тела (он есть в молитвословах).

Достойно выполнив перед тяжко больным свой долг быть рядом с ним до конца, мы тут же встаем на новое послушание: помогаем ему перейти грань от жизни земной к жизни вечной. Этот период труден, страшен и мучителен. Но только для тех, кто не оставил на земле терпеливых за себя молитвенников.

По рассказу Натальи Сухининой. Подготовила помощник благочинного Елабужского округа Наталья НАЗАРОВА

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: