Новая Кама

Последний приют поэта

В последний день августа, 31 числа, Елабужский государственный музей-заповедник в очередной раз будет проводить День памяти великого поэта Марины Цветаевой.

Панихида состоится в церкви Покрова Божией Матери по рабе Божией Марине и ее родным. Затем ценители таланта поэта почтут память Цветаевой минутой молчания и возложат цветы к могиле Марины Ивановны и памятнику-бюсту, прочтут стихи. И конечно, не пройдут мимо ее последнего земного приюта – дома №20 на Малой Покровской.

Долгие годы исследователи и почитатели творчества великого поэта Марины Цветаевой только мечтали о создании музея там, где прошли ее последние дни. Хозяева дома отказывались его продавать, и только в 2005 году администрация Елабуги при поддержке Министерства культуры Татарстана и по распоряжению Кабинета министров РТ и лично Президента (в то время премьер-министра) Рустама Минниханова выкупила здание из частной собственности, и оно перешло в ведение Елабужского государственного музея-заповедника. В этом же году после проведения ремонтно-восстановительных работ дом был музеефицирован.

4 июня 2005 года музей впервые открыл свои двери для посетителей. На церемонии среди многочисленных гостей присутствовала Ольга Трухачева – внучатая племянница Марины Цветаевой. И вот уже 15 лет дом притягивает большой поток туристов.

Сейчас этот дом – объект культурного наследия республиканского значения, который входит в состав единственного в мире Мемориального комплекса Марины Цветаевой. Здесь достоверно восстановлена обстановка августа 1941 года, царит атмосфера незримого присутствия Марины Ивановны, как будто она вышла ненадолго и сейчас вернется…

«Я бы хотела жить с вами в маленьком городе, где вечные сумерки, и вечные колокола», – мечтала Марина Ивановна. Эти слова можно отнести и к Елабуге. Но жить не пришлось… Жизнь оборвалась 31 августа 1941 года.

17 августа 1941-го к Елабужской пристани причалил пароход «Чувашская Республика». На берег вышли 13 эвакуированных литераторов и членов их семей, в том числе Цветаева с 16-летним сыном Георгием (Муром). Сначала всех временно поселили в библиотечном техникуме, а затем расселили по квартирам. 21 августа Марина Ивановна стояла с группой эвакуированных около дома на улице Ворошилова (позднее – Жданова, сейчас улице вернули историческое название – Малая Покровская).

Дом тогда принадлежал супругам Бродельщиковым – Михаилу Ивановичу и Анастасии Ивановне. Возможно, Цветаева выбрала его потому, хозяйка была тезкой ее родной сестры. 14 дней прожила Марина Ивановна в Елабуге, 10 из них – в этом доме. В поисках работы ездила в Чистополь на 4 дня. Она еще пыталась цепляться за жизнь, занимаясь поиском работы, на что-то надеялась, но тщетно. И тогда Цветаева приняла роковое решение…

Дом, в котором поселилась Марина Ивановна с сыном, – деревянный, на бутовом фундаменте, построенный в 1925 году Н.Ф.Узковым. В 1932 году он перешел к Михаилу Бродельщикову, в 1970-м – к Евгению Гурьеву, а в 1971-м – к Федору Полтанову. За все это время здание не разбиралось и сохранило свой исторический облик.

Казанский журналист и писатель Рафаэль Мустафин развернул вначале 1960-х годов активную издательскую деятельность вокруг имени Марины Ивановны. Во многом благодаря ему закрутилось в Елабуге большое колесо цветаеведения.

Молодой преподаватель Елабужского государственного педагогического института Вячеслав Головко (ныне профессор, доктор филологических наук, преподающий в Ставропольском государственном университете) занимался разысканием документов и достоверных сведений о последних днях жизни Цветаевой, записал воспоминания Анастасии Бродельщиковой, описал интерьер, систематизировал всю добытую от хозяев дома информацию. Полученные им материалы были использованы при создании мемориальной экспозиции Дома памяти Марины Цветаевой. Воссоздать прежнюю обстановку дома помогал и внук хозяев дома Павел Волков.

Экспозиция музея отражает быт елабужской семьи начала Великой Отечественной войны. Здесь представлены предметы, принадлежавшие Бродельщиковым: сундук, швейная машинка, настенное зеркало, посуда. По местным меркам, семья являлась достаточно обеспеченной: Михаил Иванович был кузнецом, Анастасия Ивановна – белошвейкой.

Жилая часть пятистенного дома делилась на две равные части – переднюю (зал) и заднюю (кухню). В передней жили хозяева, здесь же за дощатой перегородкой, не доходившей до потолка, поселилась Марина Ивановна с сыном. По свидетельству хозяйки, Георгий спал на кровати, его мать – на кушетке (диванчике). Раньше эта комната служила спальней хозяевам. Интерьер остался прежним: железная кровать, кушетка, комод, небольшой сундук и два стула.

Здесь же, на комоде под стеклянным колпаком, находится самый ценный экспонат – привезенная Мариной Цветаевой из Франции маленькая записная книжка в красном сафьяновом переплете с золотыми бурбонскими лилиями, в комплекте с карандашом. На ее последней странице рукой поэта написано одно слово. Возможно, это «Мордовия», куда ссылали жен врагов народа, а возможно – русскими буквами чешское слово «мордовня» (мучения, страдания).

У блокнота своя история. Его уголок увидел в кармане фартука Цветаевой плотник из елабужской усыпальни. У него никогда не было записных книжек, тем более таких, и плотник оставил ее себе. Незадолго до смерти он рассказал об этом племяннице. После смерти дяди женщина отдала записную книжку приехавшему в Елабугу из Ленинграда Георгию Штейману с просьбой передать по назначению. В результате книжка попала к поэтессе Белле Ахмадуллиной, которая в свою очередь передала ее известному цветаеведу Льву Абрамовичу Мнухину, а он – в музей-заповедник.

В передней из экспонатов особо можно выделить зеркало, в которое, несомненно, заглядывала Марина Ивановна. Кухня также «помнит» Цветаеву: здесь она завтракала и обедала с сыном, ежедневно мыла голову. Сохранилась и посуда, которой пользовалась Марина Ивановна. А в сенях – та самая роковая балка, на которой оборвалась жизнь поэта.

31 августа 1941 года Анастасия Бродельщикова пришла с воскресника и обнаружила в сенях Марину Ивановну: «Я первая в тот день пришла. Дверь в избу заперта. Я достала ключ на всегдашнем месте, открываю – и сразу в глаза мне бросился стул – валяется в сенцах. Потом только подняла глаза, смотрю – она…».

Место гибели поэта выделено композицией: кованая роза в деревянной рамке. Один из гвоздей, выкованных Михаилом Бродельщиковым для хозяйственных нужд, служит иллюстрацией к стихотворению Евгения Евтушенко «Елабужский гвоздь», написанному под впечатлением от посещения музея.

Завершается экспозиция документальными свидетельствами пребывания Цветаевой в Елабуге. Это предсмертные записки Марины Ивановны, запись акта о ее смерти, отрывки из писем и дневников Георгия Эфрона, списки эвакуированных литераторов, фрагмент домовой книги Бродельщиковых, письма Анастасии Цветаевой и Ариадны Эфрон, первый посмертный сборник стихов Марины Цветаевой (1961 год).

Из года в год растет посещаемость музея. Благодарные посетители, покидая музей, делятся впечатлениями в книге отзывов. Одну из таких записей оставила исследовательница жизни и творчества поэта, лауреат Литературной премии Марины Цветаевой Татьяна Геворкян: «Уношу с собой образ последнего ее дома, ныне преображенный любовью и трудами неравнодушных, замечательных людей. Хоть раз в жизни здесь должен побывать каждый».

Реклама

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: