Новая Кама

Он расписался на рейхстаге

Его военные формы хранятся в музеях Большешурнякской и восьмой елабужской школ, а на капитанском кителе, который Василий Анисимович Захаров надевал по праздникам, было тесно от наград.

Четырьмя орденами Великой Отечественной войны (два первой и два второй степени), медалями Жукова, «За боевые заслуги», «За взятие Берлина» и другими наградами отмечен его ратный подвиг. Кстати, в капитанской форме проводил он после войны уроки в родной школе, что в Большом Шурняке. Фуражка, китель с погонами, рубашка цвета хаки, брюки и галстук - все это хранилось, напоминая о тех грозовых сороковых. А я, листая старые записи, вспоминаю встречу с этим удивительным человеком, который, к сожалению, не дожил до 70-летия Великой Победы.

- Нам, выпускникам Елабужского учительского института, 22 июня сорок первого года должны были вручать дипломы. Торжественное собрание назначили на десять утра в актовом зале. Но… Словом, война спутала все наши планы, - говорил ветеран. - Я и односельчанин Николай Козырев собрали котомки и тут же направились домой. Само собой, что пешком, ведь автобусы в ту пору не ходили, а попуток на старом Казанском тракте оказалась всего одна, да и та нас не взяла. К вечеру, прошагав километров сорок, пришли в Большой Шурняк, куда о начале войны сообщили по телефону. Николая вскоре взяли на фронт, он был постарше меня, а я поехал учительствовать в Красноборский район.

…Через год пришел и его черед защищать Родину. В местной пекарне будущему солдату насушили два мешка сухарей, с которыми он направился в Саратов, где в то время находилось Смоленское военно-пехотное училище.

Слушая рассказ Василия Анисимовича о пребывании там, я невольно сравнивала жизнь его и других новобранцев с той, что изображена в телесериале «Курсанты», который прошел недавно по каналу «Россия». То же ощущение голода, та же дележка липкого хлеба-«черняшки», та же изнуряющая учеба, когда двухметровое противотанковое ружье, а потом пулемет «Максим» к концу дня кажутся неподъемными.

Под Новым Осколом, куда направили младшего лейтенанта Захарова, ему сменили форму, и началась его фронтовая биография в 130-м отдельном противотанковом дивизионе. Ранение в легкие, госпиталь, после чего - высшие стрелковые курсы офицерского состава и снова фронт, на этот раз 1-й Украинский. Опять ранение, о котором всю жизнь напоминали шрамы на голове…

Реклама

Нет, рейхстаг он не брал, но до Берлина дошел, даже расписался на рейхстаге.

- Правда, краски в ведерке не хватило, я написал лишь: «Елабуга. Захар…», - вспоминал ветеран. - После победы домой вернулся не сразу, в Большой Шурняк приехал лишь в 1947 году. Работы там для меня хватало, однако самые светлые воспоминания связаны со школой, где работала и супруга Марья Павловна, а потом не один десяток лет директорствовал сын Борис. Связь с фронтовыми друзьями я поддерживал довольно долго, особенно с тем, кого спас в бою. Тяжело раненый, он ни за что не хотел расставаться с гармошкой. Я тащу его, выбиваясь из сил, а он вцепился в нее! Пришлось выбросить инструмент.

…Свой двадцатилетний юбилей командир взвода Василий Захаров отмечал уже на немецкой земле. «Отмечал» - это, пожалуй, слишком громко сказано, поскольку немного спирта в котелке да солдатские хлеб-каша на закуску - вот и все пиршество, устроенное по этому поводу в землянке. А завтра опять в бой…

Галина КУЗНЕЦОВА

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: