Новая Кама

«Мы сидели в подвале, когда наш дом бомбили»

В городе прошла ярмарка вакансий для вынужденных переселенцев с Украины. В Центре занятости населения вели прием шесть представителей от предприятий и организаций города.

Граждане, прибывшие из разных областей Украины, встали на учет в Центр занятости, но многим из них, особенно мужчинам, найти работу в нашем городе непросто. Практически все они работали на шахтах Донбасса. Тем не менее, шансы трудоустроиться имеются. Как отметили менеджеры по набору персонала, есть возможность переквалифицироваться.

Екатерина Афанасенко - одна их немногих, кто уже нашел работу. Правда, и ей придется переучиваться. По специальности Екатерина - медсестра хирургического отделения. В Елабуге ей предложили работу медсестрой в одной из аптек ООО «Эверест», предоставив возможность переквалифицироваться на фармацевта.

На ярмарке вакансий менеджер по персоналу ООО «Эверест» Любовь Черниченко рассказала, что у них есть десять вакансий.

- В принципе, подходили все, хотя образование не профильное. Но одного человека в сеть аптек я все же нашла, с которым мы будем работать.

Как отметили в исполкоме города, сегодня в Елабуге проживают три медработника-переселенца с Украины - акушер, хирургическая медсестра и фельдшер.

Любовь Черниченко также рассказала о специфике трудоустройства вынужденных переселенцев с Украины.

- Мы не знали, как их трудоустраивать, потому что соответствующих документов не было. Потом нам объяснили, что по справке, свидетельствующей о том, что они сдали все документы на временное проживание, мы можем заключать срочный трудовой договор на три месяца. По истечении этого срока - уже по основному трудовому договору.

Представители еще пяти организаций и предприятий также рассказали о своих вакансиях.

Так, например, на ЗАО «Эссен Продакшн АГ» требуется оператор линий.

- К нам обратились семь человек. Операторы линий нам нужны в большом количестве, мы готовы принять десять человек, - рассказала ведущий специалист отдела кадров Елена Романова.

На Елабужский автомобильный завод нужны станочники, шлифовщики, токари, расточники.

- Обратились трое, но по специальности нам подходит только один. Мужчина, 35 лет. Он выбрал вакансии оператора станков с программным управлением и фрезеровщика. Придет на собеседование, - говорит главный специалист, руководитель группы департамента кадров Людмила Кабанова.

Как пояснила инспектор отдела кадров Елабужского пищекомбината Лилия Логунова, на предприятие требуются помощник руководителя, секретарь, ремонтник, сантехник, продавцы, кассиры, рабочие в цех - всего 16 наименований.

- Нам в большом количестве нужны грузчики. Обратилось пока пять человек, - отметила Лилия Логунова.

Десять вакансий предлагает завод ООО «П-Д Татнефть-Алабуга «Стекловолокно». Обратилось шесть человек.

- По специальности пока никто не подошел. Они все раньше на шахте работали, - говорит начальник отдела управления персоналом Рамиля Шакурова.

Еще пять вакансий предлагает Елабужский мясоконсервный комбинат.

- Обратилось пять человек, подходящих нет, но они могут переквалифицироваться, - отметила начальник отдела кадров Альбина Базыкина.

Реклама

Сегодня в Елабуге и районе проживают переселенцы из Луганской и Донецкой областей. О том, что пришлось пережить этим людям, корреспонденту НК рассказала Екатерина Афанасенко. В наш город Екатерина с 11-летним сыном Михаилом и мужем Дмитрием приехала из Первомайска Луганской области, где четырнадцать лет работала медсестрой хирургического отделения в городской больнице.

- Екатерина Викторовна, у Вас в Елабуге есть родственники?

- Да, здесь живет мой дядя, у которого мы сейчас остановились. Сама я родом из Набережных Челнов, там живут мои братья. Но им и без нас тесно.

- Сколько лет Вы прожили на Украине?

- В общей сложности 27 лет. Мои родители несколько лет назад поехали работать на шахту Донбасса, так там и остались.

- Я понимаю, что Вам неприятно об этом вспоминать, но все же, расскажите, как Вы уезжали из города, где прожили столько лет.

- Мы сначала приехали в Ростов 24 июля, а потом уже сюда. В Елабуге мы с 28 июля. Перед тем как уехать, мы два дня просидели в подвале, когда наш дом бомбили. Бомбежка началась где-то 20 июля в половине третьего дня. Из нашего подъезда мужчина только одну ночь провел в подвале и умер. Не выдержал всего этого… Бомбежка с самолетов началась неожиданно, без всякого предупреждения, дети еще в песке играли. Бабушки им кричат: «Бегите домой!». Мы спрятались в убежище. Моя мама после операции, плачет: «Бросайте меня, - говорит, бегите, - спасайтесь…».

- Родители в Первомайске остались?

- Да, не успели выехать. Связаться с ними мы тоже не можем. От квартиры у нас ничего не осталось, дом разрушен. Мы жили с родителями в одном подъезде, наша семья - на четвертом этаже, а они - на первом. В их квартиру попал снаряд. К счастью, они не пострадали. Когда еще связь с мамой поддерживала, она мне по телефону говорила, что больницы уже нет, шахты тоже, все разбомбили. Больницы у нас две. Я в центральной работала, а есть еще городская. Там неврология, глазное отделение, терапия. Вот в нее первую снаряды попали, она ближе к окраине. Все, кто там был, погибли. Без предупреждения же стреляли, сирены не включали. Хоть днем, хоть ночью…

С водой тоже проблемы. У нас там спортзал есть с бассейном. Люди черпают оттуда хлорированную воду, чтобы элементарно помыться.

- Страшно...

- Когда я еще работала, видела, как женщина с 8-летней дочерью оттуда пыталась выехать. Так там один вышел из кустов с автоматом и открыл по ним огонь. Мать остановила машину и кричит: «Что ты творишь?!». Он говорит: «Я тут воюю, а вы ездите». Ранил ребенка в почку и ягодицу.

Нам еще повезло - мы военнообязанные. Выскочили, нас даже никто не проверял. А так бы вернули назад. У нас там парни молодые прячутся в подвалах, когда бомбить начали, они оттуда ни ногой. Потому что их заберут, дадут автомат, мать перед ними поставят и скажут: «Стреляй!». А тех, у кого в семьях ополченцы, судят по военным законам: расстреливают, увозят в неизвестном направлении. В Интернете постоянно появляется информация: «пропал без вести», «ушел и не вернулся». Куда они деваются, никто не знает.

- О ярмарке вакансий как узнали?

- Нам позвонили из исполкома, пригласили. Дима ездил еще на ярмарку вакансий в Набережные Челны. На КамАЗе предлагали вакансии. Но он - шахтер, а у вас тут шахт нет. Поэтому ему труднее, чем мне. Хотя диплом необходимо с украинского на русский язык переводить, нужен переводчик. Перевод одного листа стоит 350 рублей. Заверить нотариусом - еще 500 рублей. Даже на самые элементарные документы потребуется 2 тысячи 500 рублей. Переводить и заверять нужно все документы, а возможности у нас пока такой нет. И сейчас вроде и работа есть, и работать я не могу. Хорошо, что мне пошли на уступки в аптеке. Дали возможность подзаработать, чтобы документы сделать. В аптеку меня приняли пока как медсестру, а потом буду переквалифицироваться на фармацевта. Если в больницу устраиваться, то переводить очень много надо. У меня 14 лет стажа, там столько документов, я пока их переведу… Зарплата здесь небольшая, но больше, чем была, когда работала на Украине. Я получала 1200 гривен, в рублях - это 5 тысяч рублей, при этом 800 гривен я должна была отдавать за квартиру. На перевод, конечно, денег немало уйдет. Сына еще в школу надо собирать.

- Вопрос со школой решен?

- В исполкоме нам сказали никуда не ходить, нам уже звонили из Управления образования, узнавали, сколько лет сыну, в какой класс идет. Медсестра приходила.

Олеся СМИРНОВА

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: