Новая Кама

«Если бы был моложе, снова пошел бы работать в ОБЭП»

16 марта считается днем создания подразделений экономической безопасности в составе МВД России.

В 1937 году приказом НКВД СССР в составе Главного управления рабоче-крестьянской милиции был сформирован отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности и спекуляцией − ОБХСС.

Сейчас эта служба носит иное название - отдел по борьбе с экономическими преступлениями. Накануне памятной даты мы встретились с человеком, который по долгу службы 20 лет боролся с расхитителями государственной собственности, - ветераном ОВД, майором милиции в отставке Михаилом Красильниковым.

Работу в службе Михаил Михайлович начал 1 сентября 1975 году после окончания Новосибирской школы милиции (она готовила специалистов для работы в ОБХСС). Во время учебы был секретарем в комсомольской организации сначала группы, а потом курса, вступил в члены партии. Окончив школу с красным дипломом, по распределению попал в ОВД города Набережные Челны, где в его обязанности входило обслуживание строящегося в то время «КамАЗа». Работал в автограде до 1988 года. Потом перешел в Елабугу начальником ОБХСС.

Уже несколько лет Михаил Красильников на пенсии, но, как поется в известной песне, «покой нам только снится». Он является председателем совета ветеранов Елабужского отдела полиции, состоит в городском Совете ветеранов, в составе лекторской группы проводит в школах «Уроки мужества», прививая подрастающему поколению чувство патриотизма. Кроме того, накопленный опыт Михаил Михайлович передает своим молодым коллегам, консультируя работников ОБЭП.

На мою просьбу рассказать об одном из дел, над которым Михаилу Красильникову пришлось работать, он вспомнил случай, произошедший в первые дни его службы.

− В октябре 1975 года на Сармановском тракте, в составе группы, вместе с сотрудниками ГИБДД и патрульно-постовой службы мы увидели два автомобиля − ГАЗ-69 и ЗИЛ-130, которые были загружены новыми оконными и дверными блоками. Оказалось, что документов на них нет. Гражданин, сопровождавший груз, пояснил, что везет его в колхоз «Чулпан» для строительства частных домов для колхозников, а приобрел он окна и двери на одной из строек Набережных Челнов за наличный расчет. Но перевозка такого количества стройматериалов без соответствующих документов была недопустима. Тогда мне предложили взятку. Я отказался. Пригласив в качестве понятых водителей обеих машин и находившихся со мной сотрудников МВД, я оформил необходимые документы и протоколы. Впоследствии в суд было направлено уголовное дело по факту дачи взятки должностному лицу в сумме 50 рублей. Позже, уже при оформлении сопровождающего в изолятор временного содержания, у него было изъято 25 тысяч рублей. Их он также предложил мне, чтобы я его отпустил. В процессе расследования уголовного дела прокуратурой Тукаевского района была создана следственно-оперативная группа, в которую входил и я, нами было выявлено хищение строительных материалов на крупную сумму, которое совершили работники одного из предприятий. При проверке в колхозе «Чулпан» оказалось, что задержанные ранее гражданин совместно со строительной бригадой строил индивидуальные дома по договору с председателем колхоза. Всего им было построено 7 домов без документального подтверждения приобретаемых строительных материалов. По решению суда он был приговорен к 4-м годам лишения свободы строгого режима, его сообщники также были осуждены и приговорены к различным срокам заключения.

Реклама

К слову, в то время самыми распространенными преступлениями экономической направленности были коррупция, хищение и спекуляция. Последнее сейчас не существует, а между тем, за него можно было схлопотать до 15-ти лет лишения свободы. К слову, нет сейчас и такого преступления как «обман покупателей».

Как рассказал Михаил Михайлович, в Набережных Челнах часто приходилось сталкиваться с кражей запасных частей. Автомобильный завод выпускал «КамАЗы», которые расходились по всей стране и зарубежью. А станций техобслуживания не было, и если грузовой автомобиль ломался, достать запчасти было непросто. Тогда договаривались с работниками завода, а те тайно выносили или, если партия крупная, вывозили запчасти.

− Искоренить экономические преступления не получится, они будут. Но чтобы их стало меньше, можно пойти по пути усиления ответственности, тогда люди станут бояться. Сейчас снизилась планка оценки экономических преступлений, их расценивают как второстепенные, в качестве наказания назначают штрафы. А в то время за них могли лишить имущества, приговорить к 10-15 годам тюремного заключения, вплоть до расстрела, − говорит Михаил Михайлович.

Работа сложная и опасная, но Михаил Красильников о своем выборе не жалеет и говорит, что, если бы был моложе, снова пошел бы работать в ОБЭП.

Тем более, рядом с ним в то время работали не менее преданные делу люди: Алексей Морковкин, Марат Тямаев, Василь Нурмухаметов, Геннадий Сушков, Дамир Марданов, Ринат Биккинеев. Они отвечали за раскрытие преступлений в деятельности хозяйственных предприятий города и района, и каждый сотрудник вносил огромный вклад в дело борьбы с преступностью в нашем регионе. Бывшие коллеги поддерживают теплые дружеские отношения и в настоящее время.

Интересный факт

Чтобы раскрыть преступления, работники ОБХСС придумывали различные уловки. Многие их знали в лицо, поэтому им помогали внештатные инспекторы. А порой приходилось и перевоплощаться. Михаил Красильников говорит, что у него до сих пор хранится женский парик, который в свое время был верным помощником для поимки преступников.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: