Новая Кама

«Елабужские страсти» – Вот и возьми его за грош, или В садик – заочно

Уже в два года он знал все буквы, а чуть позже научился читать, причем довольно бегло. Однако и в три-четыре года заметно картавил, никак «не давались» ему отдельные звуки. На вопрос «как тебя зовут», Данила, потупив глаза, отвечал: «Нил».

Как-то я напомнила уже четырехлетнему мальчугану об этом, а в ответ:

- А у меня не только имя, но и фамилия есть.

- Разве? Может, у тебя и отчество есть?

- Нет пока.

- Как это нет? А как зовут твоего папу?

- Сергей, - не задумываясь выпалил малыш, хотя отлично знал имя отца, к тому же нередко и называл его не папой, а просто Юрой.

Зная о своем косноязычии, он старался не произносить «трудные» слова, всячески уклоняясь от этого. Однажды я долго и тщетно пыталась заставить его правильно произнести на звание деревни Лекарево, где он гостил. Однако дальше первого слога дело не шло.

- Ну скажи, Даня, куда ты опять приедешь в другой раз?

- В деревню по имени Лето, - отчеканил он, обходя «острые углы» в труднопроизносимом слове. И с тех пор у Лекарева появилось второе название, а все потому, что здесь паренек бывал только летом.

А совсем недавно внук узнал, что переедет в новую квартиру, где у него будет отдельная комната. Поначалу возмутился:

- Я вам что, девочка что ли, не буду жить с розовыми обоями!

- Это не беда, - уговаривали его родители, - со временем переклеим. Плохо другое: до садика тебе теперь подальше будет.

- Так я брошу садик.

- Как так? Туда надо до школы ходить еще.

- Так ведь Дима, мой старший брат, бросил институт.

- Не бросил, а перешел на заочное отделение, дома теперь занимается.

Реклама

- Ну вот, я тоже могу садик заочно окончить.

Я по поводу переезда пошутила:

- Номер квартиры-то - 222, не дай Бог, двоечником будешь, да еще трижды…

А он в ответ:

- А может, шестерочником.

Вот и возьми его за грош! Из любой ситуации найдет выход. Как-то Данила играл с живым кроликом. Забывшись, сделал ему больно.

- Ну зачем ты мучаешь человека, отпусти скорее, - взмолилась я.

- Это не человек, а заяц.

- Выходит, ты тоже не человек, ведь тебя мама зовет зайкой?

- Как ты не понимаешь? Она ведь любит меня, а я люблю только маму и никого больше, - это уже в пику мне: не претендуй, мол, на мою любовь, если ругаешься.

Для трех-четырехлетнего малыша овцы, тому же увиденные впервые, - словно не мамонты для нас. Данила долго приглядывался к ним через изгородь, потом решительно тронулся к дверце загона, чтобы познакомиться поближе и угостить хлебом. Да только в самый последний момент отвага оставила его:

- Бабушка, давай ты первая зайдешь к ним, а то как-то страшновато.

- Ты же храбрился, говорил, никого не боишься?

- Так они же больше меня, а ты больше их. Вот вырасту, первым зайду.

Впрочем, уже через день-два этот бесстрашный малец не только спокойно вплотную общался с Белкой и Стрелкой, но и делал попытки выпустить их погулять, пока никто не видел. Уговаривал даже сделать это, и никакое косноязычие ему не мешало.

Галина РОМАНОВА

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: