Новая Кама

Елабужские страсти: он не сдержал слово данное отцу, и поплатился жизнью дочери

Об этом мне рассказала мама. Когда ее отец, мастер Кокшанского керамического завода Максим Иванович Балобанов умирал, то попросил своего сына Павла сделать для его могилы такую же керамическую плиту, с тем же орнаментом, с каким он делал плиты своим товарищам.

Павел пообещал просьбу выполнить. Отец умер. Прошел год, второй… И вот уже пятый год пошел, а плиты на могиле отца нет. Вдруг Павел с семьей засобирался в дорогу. Под Москвой ввели в эксплуатацию новый керамический завод, туда приглашали специалистов. Вещи собраны, утром нужно ехать. Но ночью неожиданно заболевает пятилетняя дочка и скоропостижно умирает. Отъезд отложен. Похороны. Вскрыли могилу Максима Ивановича, положили туда его внучку. И перед отъездом Павел выполнил обещание, когда-то данное отцу: сделал плиту, но уже написал на ней два имени: отца и дочери. Он сдержал слово. Но какой ценой…

Я размышляю над этим. Стою у этой плиты на Кокшанском кладбище. Таких надгробий нет нигде. Те, что делал Максим Иванович для рабочих завода, давно заросли травой. Но одну нам все же удалось откопать.

На керамической плите − необычный орнамент: изображение желудей и листьев дуба. Эти излюбленные элементы присутствовали на всех изделиях моего деда. Но, что интересно, таким же рисунком любовались мы, елабужане, рассматривая большую керамическую вазу, установленную на месте бывшей старой мечети в нижней части Елабуги. Как изделие моего деда могло оказаться в нашем городе? Оказывается, вазу перевезли из Менделеевска, тогда этот город входил в наш Елабужский район, и три вазы были установлены там на площади.

Как рассказала мне мама, вазы для своего имения заказала мастеру Александра Ивановна Ушкова, жена купца и заводчика, из ваз должны были бить фонтаны. Заказ был выполнен. На вазах изображены те же желуди и листья дуба, но между ними, красиво переплетаясь, можно было рассмотреть три вензеля – «А», «И», «У», нанизанные друг на друга. Это инициалы имени жены заводчика П.К.Ушкова (дом Ушковых и сейчас находится на территории бывшей школы милиции).

Я водила своих учеников к этой вазе, рассказывала о Максиме Ивановиче (образование-то у него − всего два класса церковно-приходской школы) и вспоминала о той керамической плите, история которой была так поучительна.

Одна из ваз, что сделал мой дедушка, сейчас находится в заводском музее города Менделеевск. И, что еще интереснее, работники этого музея рассказали: вазы с подобным украшением находятся сейчас и в Крыму! Оказывается, там раньше была дача П.К.Ушкова, одного из самых богатых людей России. С сожалением хочется еще добавить, что секреты гончарного производства в нашем крае давно утеряны. Поэтому с большим интересом я наблюдала на Спасской ярмарке за мастер-классами этого дела.

Вот такое продолжение непридуманной истории получилось.

Реклама
Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: