Новая Кама

Трудная доля земельных долей

Были времена, когда кричали: «Да здравствует царь Горох!» - но, кажется, эти времена уже не возвратятся.

Наш земляк Гавриил Державин, который прошел путь от рядового солдата Преображенского полка до крупного сановника, умел «истину царям с улыбкой говорить…».

Его поэтическая деятельность началась и достигла расцвета в екатерининское царствование. Его возмущало злоупотребление властью, неправосудие. И нам бы пора научиться у великих людей различать правду и ложь, преступление и порядочность, благородство и низость.

Сегодня преобладает бравурный тон в оценках первых результатов реализации национального проекта «Развитие АПК». Нисколько тому не удивлюсь: еще Екатерина II утверждала, что лучше судьбы наших крестьян у хорошего помещика нет во всей вселенной… Радищев, наоборот, считал, что крестьяне отданы в кабалу помещикам. А мне бывшие колхозники напоминают знаменитого щедринского мужика, прокормившего на острове двух генералов, а сегодняшние землевладельцы тех - самых генералов.

Нет, пожалуй, сегодня более острой темы для хлебопашца, чем собственность на землю. Разобраться в сложном земельном законодательстве бывшим колхозникам нелегко, в результате у недобросовестных чиновников и дельцов всех уровней (сегодняшних генералов) появляется возможность для злоупотреблений. А закон о земельных паях настолько сложен и противоречив, что на практике пройти через все тернии бюрократических процедур выдела земельных долей может только юридически подкованный, обладающий завидным здоровьем человек или богатый селянин, способный нанять юриста. А много ли таких в деревне? Вот и приходиться людям, родившимся и всю жизнь проработавшим на родной земле, отдавать за бесценок кровью и потом заработанные паи новоявленным бизнесменам или насмерть сражаться с бюрократической машиной. Некоторые всю жизнь прожили в селе, а остались ни с чем. Еще совсем недавно колхозные земли «распилили» по паям. Списки составляли спешно, кого-то забыли. Медработники участковой больницы земельных долей не имеют. У меня есть земельный пай - 7, 5 га, но он мне даром не нужен - я и сдал его в аренду инвестору. Для любопытных предлагаю простую задачу. 1 га пашни осенью дает 30-40 центнеров ячменя, 1 тонна стоит 5000 или более рублей. А сколько даст урожая 7,5 га? Сколько денег зарабатывает на моей пашне инвестор, и сколько - я? Я - два мешка овса, наполовину смешанного овсюгом (кто не знает, скажу: овсюг - это сорная трава).

Пишут: такого урожая зерновых - около 107 миллионов тонн - не случалось в России 15 лет. Столько хлеба страна не съест, но и за границей нас никто не ждет. Земельные доли для новых «помещиков»-инвесторов - золотая жила, а для меня при такой оплате земельная доля нужна, как зайцу стоп-сигнал… Я никак не могу понять: зерно дешевеет - хлеб дорожает. В пору моей юности за рубль можно было купить шесть буханок хлеба, а сейчас?! Кризис делает этот парадокс еще острее.

Реклама

Земельная реформа в нашей стране длится уже не первый год, но страсти вокруг земли, порою перерастающие в острые конфликты, не стихают. В нашем районе от колхозов осталось одно название. За свои земельные доли, сданные в аренду, люди практически ничего не получают. Естественно, и с переоформлением земли дела идут ни шатко ни валко. А время не ждет. Не случайно, чуя скорую и легкую добычу, слетелись инвесторы весьма сомнительного свойства. Возникает вопрос: чья ты, землица? На бумаге бывший колхозник, сдавший свою земельную долю инвестору, на определенный срок считается землевладельцем. Что будет иметь от этого владелец долевой собственности? Необходимо провести межевание земельной доли и внести арендную плату. Земли надо пахать, достать семена, сеять и так далее. Сколько затрат! Мне кажется, что овчинка выделки не стоит. Почему один пай, то есть земля, у нас стоит всего 400-500 рублей (или 2 мешка ячменя, или один рулон сена). А в других местах все по-другому? Например, ставропольские фермеры, инвесторы берут на себя затраты по переоформлении земельных документов своих пайщиков, совсем по-другому живут крестьяне, отдавшие свои паи инвесторам, им платят за аренду хорошо, а наши инвесторы своих пайщиков держат в черном теле. Мол, куда они денутся с подводной-то лодки! Между прочим, закон о земельных паях появился не сегодня, до нас дошел с большим опозданием, хотя Татарстан расположен в центре России. Да, широка страна моя родная, но не для всех… Мы по-прежнему живем в огромной стране. Но вот в единой ли России?

В центральной печати публикуются корреспонденции о крестьянах, которые до сих пор остаются заложниками бюрократических игр, которых удобно держать на коротком арендном поводке. Где-то крестьяне стали продавать свои паи, поначалу самим же арендаторам. Появились и спекулянты, которые скупают не земельные паи, а бумажки на них, а оформлять их не торопятся, ждут, когда земля в два-три раза подорожает, чтобы затем продать. Еще в XIX веке Федор Достоевский писал: «Если есть в чем у нас в России более беспорядка, так это во владении землей»… С тех пор почти ничего не изменилось. Кто-то сказал: «Мне не нравится наш капитализм - ворованный, коррумпированный». Надо бы привести нашу страну к другому капитализму - добропорядочному, законопослушному, но вряд ли это случится завтра… Что же мы извлекли из прошлого ради лучшего будущего? К сожалению, и сегодня народ и власть говорят на разных языках. В России происходит растащиловка государственной собственности. Неужели прав шеф жандармского отделения императорской канцелярии А. Бенкендорф, который говорил: «Законы пишутся для подчиненных, а не для начальства…» С тех пор прошло более ста лет… Власть должна научиться жить не по лжи, подчиняться общим законам, а народ - уважать себя, знать свои права и отстаивать их…

Еще Ключевский заметил: каждый новый русский царь начинал свою деятельность с того, что отвергал предшественника. Сложилась поговорка на Западе: о мертвых ничего, кроме хорошего. У нас наоборот: живым - неумеренные хвалебные песнопения, а мертвым - поношения без конца. Видимо, так сублимируется отсутствие возможности критиковать действующих руководителей. От прошлого мы унаследовали пошлое политическое словоблудие, коррупцию, разложение власти, утрату нравственных ценностей и повсеместное падение нравов. Все мы это терпим. Наше терпение - это наш окаменевший страх. Наш ужас перед властью. Сегодняшние недостатки страны списываются на прежних руководителей. Что случится, когда уже невозможно будет списывать на них? Тогда можно будет списывать на крепостное право и монгольское иго, и даже… на ледниковый период? Сегодняшняя земельная реформа в России носит губительный характер. Люди замордованы. Теперь понятно, почему в деревнях сокращается поголовье крупного рогатого скота, птицы. Куры, конечно, яйца несут, но золотые лишь в смысле размера трат, в какие они вгоняют своих хозяев. И коровы дают молоко, но во что обходится это молоко? Приходится нести траты, траты, траты, окупаемости нет. Вот почему исчезают деревни, молодежь отправляется в поисках работы в город. Велика ли радость для молодого человека круглый год без выходных и праздников по 12 часов в сутки не вылезать из сарая? Кормить, поить, убирать навоз. Он же помнит помещика, описанного Тургеневым, который при разговоре с мужиками нюхал одеколон! Сегодня никакого возрождения и процветания крестьянского подворья нет и не будет. А для бизнесмена-инвестора, который почти задарма пользуется земельными паями, они настоящая золотая жила. Словом, кому бублик, а кому дырочка от бублика. Еще раз вспомним сказку Салтыкова-Щедрина: «…И о мужике не забыли, выслали ему рюмку водки: веселись, мужичина!» Каково же сегодня простому крестьянину? Не каково, а каково, как говорит юморист Гальцев. В Елабужском районе исчезло более двадцати деревень, жители разъехались кто куда мог, а земли-то остались на радость инвесторам-«помещикам». Кто же пользуется землями бывших колхозов? Имеют ли права на земельные доли бывшие хлебопашцы? Говорим: земля - кормилица. Но она кормит лишь новоявленных бизнесменов. Свои рассуждения я начал с царя Гороха и им заканчиваю. В те далекие времена рождение мальчика в семье было особенно радостно: ему полагалась доля земли. В 1861 году крестьянам была «дарована воля», то есть отменено крепостное право. Сегодняшний Закон о земле вновь закабалил крестьян, произошло отчуждение от земли. Крестьянам век земельной доли не видать! «Кому на Руси жить хорошо» Некрасов писал в течение четырнадцати лет. Смерть помешала поэту закончить поэму. Поэма свидетельствовала, что в обнищавшей деревне назревает бурный протест, который рано или поздно приведет ее к взрыву. А сегодня землей-кормилицей владеют «румяненькие осанистые, присадистые» помещики типа Оболта. Оболдуева, для которых законы не существуют: «Ни в коем противоречия, кого хочу - помилую, кого хочу - казню. Закон - мое желание! Кулак - моя полиция!» Тому пример: налоговая служба требует недоимку по земельному налогу. Я свой пай никогда не видел, но хочу продать: хочу продать то, чего у меня нет.

Павел АНДРЕЕВ, с. Морты

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: