Новая Кама

Самородок из Танайки

Гриша Резвяков рос в большой крестьянской семье. Правда, его в Танайке больше как Гришу Васина знают, поскольку деда звали Василием.

Николай и Анна Резвяковы поднимали пятерых детей, однако, прежде всего о колхозной работе думали, отец даже председателем одно время был, бригадиром. Гришку, Мишку, Пашку, Машку да старшую Ефросинью к крестьянскому делу сызмальства приучили, а до другого мастерства мужская половина сама «доходила». Кто-то столярничать приучился, кто-то - фотографировать, кто-то неплохо рисовал… О днях детства и юности, когда по словам Григория Николаевича, всем трудно было, он вспоминает так:

- У меня только четыре класса за плечами, в пятом недоучился, пошел пахать, сеять. После войны это было, не до учебы. Дали мне пару лошадей - и пошло-поехало. Лесозаготовки тоже выпали на мою долю. А тут и армия подоспела, три с лишним года в Австрии служил.

К моменту возвращения его домой, а было это в середине пятидесятых прошлого столетия, в Танайке существовало три колхоза - «Красный партизан», «Красный огородник» и «Красная гора». Вскоре всех «красных» соединили в одно хозяйство под названием «Красный партизан». В этом колхозе, а потом в совхозе «Танайка» Григорий сначала был конюхом, а затем тридцать лет и три года - скотником. Потом - помощником комбайнера и даже пару лет - на вырубке леса, причем все это время на одной ферме.

Кстати, здесь он, вдовец с тремя дочками на руках, встретил Раису Ивановну, она работала дояркой. После женитьбы семья его увеличилась - малышей жены он усыновил.

Мое первое знакомство с «поэтом местного значения», как назвала его про себя, произошло много лет назад, после того, как один из его многочисленных друзей принес в редакцию стихи. На Полянке, как называют в Танайке часть села, почти примыкающую к лесу, сразу выделила «теремок», поскольку уже была наслышана о золотых руках хозяина. Искусная резьба по дереву (а украшала она не только наличники, но и стены дома, надворных построек, даже изгородь палисадника) выгодно отличала его от соседских изб.

Как выяснилось потом, резьбой по дереву Григорий чуть ли не с детства занимается. Его этому ремеслу дед и отец научили. Для хозяйских нужд плели корзинки и на базар возили продавать. Когда коров пас, с собой дерево да лобзик брал. Как только время свободное появлялось - мастерил что-нибудь.

Невозможно оторвать глаз от рамочек, сотворенных (именно так!) руками этого человека, чудо-шкатулок, покрытых лаком, мини-сундучков. Телегу свою красивыми узорами, из дерева вырезанными, украсил. Шкаф для посуды он тоже сам смастерил, а сложенную своими руками печь украсил плиткой. Веретена не просто удобны, но и искусно украшены, к тому же.

- Смастерит что-нибудь и обязательно родным, знакомым подарит, не говоря уж о детях, - не удержалась от похвалы Раиса Ивановна. - Он и корзины плетет замечательные. А как на гармошке играет! Любого развеселит своими частушками. Часто выступал и в селе, и в городе: на Сабантуе, на День города, в профилакториях и в ближайших деревнях.

К слову, и стихи его больше частушечного склада, сами просятся на музыку:

Завязал я с этой водкой -

Реклама

Мне до лампочки она.

Стало в доме все в порядке,

Всем довольная жена

Говорит: «Спасибо, милый,

Что вовремя бросил пить.

Я хотела, грешным делом,

Уж соседа полюбить

Впрочем, читателям «Новой Камы» его творчество немного известно, поскольку в «Беседке откровения» частенько можно было увидеть его фамилию. В основном, воспоминания о прошлом. О проблемах современного мира, детские стихи. Есть у Григория Николаевича и стихи с юмором, сатирой. Незатейливые, не без литературных изъянов, но идущие от души, его стихи - о деревенской жизни, о вере в то, что она станет краше. А все потому, что не разуверился самородок ни в чем, не обозлился на жизнь, которая, случалось, и подножку ему подставляла.

Галина КУЗНЕЦОВА

Р.S. Нынче Григорию Резвякову исполняется 80 лет.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: